Евгений Евстигнеев. Биография, полная фильмография, роли в театре и кино.

«Ждите! Скоро вернусь!».
9 октября одному из самых любимых наших актёров - Евгению Евстигнееву - исполнилось бы 85

Ни монументальности, ни «безуминки», которую почему-то считают непременно присущей истинному таланту, ни породистой мужской стати.

Невысокий, смолоду лысый человек, небольшие глаза, крупный нос. Он не прославился Гамлетом, не прогремел Отелло, не потряс Лиром. Но о нём и сегодня говорят те, с кем или у кого он играл: «Гений! Актёр Божьей милостью».

Джаз на вилках

В Нижнем Новгороде у драмтеатра - скульптура: на скамейку присел, словно на минутку, Евгений Евстигнеев. Ничто в его биографии не вело ни к славе, ни к актёрству. Родился в посёлке на окраине г. Горького. Поздний ребёнок у родителей-рабочих. В 6 лет потерял отца, в 17 - отчима. И после семилетки в 1943-м пошёл работать, помогать матери. Лёгкий в общении, заводной подросток в потёртом пиджачке и вытертых брюках быстро оказался в центре всеобщего внимания: организовал самодеятельность, сам научился играть на гитаре и пианино, выступал в спектаклях заводского клуба, лихо владел ударными, пел даже арию Варяжского гостя из «Садко», а обожаемый им джаз мог исполнять, импровизируя на вилках, ножах и прочих звенящих предметах. В общем, виртуоз, как сказал бы его будущий герой Дынин, начальник пионерлагеря из «Добро пожаловать...».

Он зажигательно барабанил вечерами в джаз-оркестре в фойе Дома культуры им. Ленина в п. Канавино. И был замечен без всяких там «минут славы» и звёздных «фабрик»: сам ректор Горьковского театрального училища по совету коллеги пришёл взглянуть на одарённого «ударника» и с ходу пригласил его к себе учиться, несмотря на отсутствие у парня 10-летнего школьного образования, без экзаменов, в нарушение правил. На вопрос, хочет ли он быть актёром, Евгений честно ответил: «Я не знаю».

Артистом-комиком был его сводный брат по отцу, он рано умер. И мама Мария Ивановна такой крутой поворот к театру не приветствовала. Она хоть и имела два класса образования, всю жизнь много читала, была по-настоящему интеллигентным человеком, сына обожала, но вот актёрство считала профессией несчастливой, несерьёзной.

И всё же Евстигнеев закончил театральное училище, по распределению попал во Владимирский областной драмтеатр им. Луначарского. За 3 года - 23 роли, от Шекспира до Гоголя и Горького. Но мечталось-то о Москве! Театр не отпускал перспективного артиста, но тот, придумав предлог, исхитрился и уехал в столицу. Его приняли в Школу-студию МХАТ сразу на 3-й курс, а по окончании он стал актёром «новорождённого» «Современника», который сперва звался Студией молодых артистов при МХАТе. Начал с эпизодических ролей, а знаменитым 34-летний «начинающий» проснулся лишь в 1960-м после «Голого короля» Шварца, спектакля, ставшего легендой, взорвавшего столичную театральную жизнь. Осталась лишь телезапись одной сцены, но и в ней видна яркая индивидуальность умного артиста, играющего напыщенное пустое место, воплощённую вопиющую глупость.

«Король эпизода»?

Он сыграл более 100 ролей в театре и более 50 в кино. Какое-то время его считали «королём эпизода». Что запомнилось? Да практически всё! Каждое его появление на сцене или экране. Жесты, мимика, интонации, фразы и словечки! Для Евстигнеева поистине не было маленьких ролей - просто он сам был очень большим артистом.
«Солнечный актёр, даже когда играл драму, - вспоминают Валерий Усков и Владимир Краснопольский, в их т/ф «Ермак» Евстигнеев сыграл последнюю роль - Ивана Грозного. - Он обладал великим таинством - очень выразительно смотреть, «молчать глазами», открывая, создавая в любой, даже эпизодической роли свою ауру, силовое поле глубины, не бытовой «правды», а правды великого лицедейства. Он не кричал, но и шёпотом говорил так, что его слушали и слышали. Он каким-то чудом всё знал о своём герое - на нервно-мозговом уровне. В 1962-м снялся в эпизоде у нас в «Стюардессе» - пьяный с авоськой в самолёте: всех оглядел, сел, притих... и приковал всеобщее внимание. А ведь снимались с ним Этуш, Демидова, Жжёнов. Он был очень душевным, тёплым человеком, душой и в застолье, и на съёмках. Уезжая со съёмок «Ермака» в Лондон на операцию (ему оставалось досняться в 4 сценах и озвучить роль), Женя сказал нам: «Ждите, скоро вернусь!»

В 1957-м Евстигнеев дебютировал в кино (эпизодическая роль в «Поединке» по Куприну) в амплуа отрицательного героя. Их он впоследствии переиграл немало, вершина - Корзухин в «Беге». Он, как его и учили, искал у злого те чёрточки, где он добрый, и наоборот, считая, что «живой человек не может быть носителем ни абсолютного зла, ни абсолютного добра». И все его герои непреодолимо человечны и обаятельны, даже, казалось бы, самые несимпатичные, как вор-эстет Ручечник в т/ф «Место встречи изменить нельзя». Как Дынин, принёсший ему всенародную славу, в «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён». Начинающий режиссёр Элем Климов дерзнул поставить властям «Мосфильма» условие: играть Дынина будет только Евстигнеев, к тому времени широко известный лишь в узких театральных кругах и к тому же со слегка сомнительной репутацией после остросатирического «Голого короля».

А дальше - съёмки за съёмками: у Рязанова, Лиозновой, Шахназарова... Кстати, в фильм «Зимний вечер в Гаграх» на роль отставного степиста, бывшего кумира эстрады Беглова, Евгений Александрович предложил себя сам, как и в «Ночные забавы» Ускова и Краснопольского! Когда Климов пробовал его на роль Григория Распутина в «Агонии» (вместе с Михаилом Ульяновым, Анатолием Папановым, Евгением Лебедевым, Леонидом Марковым), Евстигнеев убеждал его: «Чего ты всё пробуешь, пробуешь! Всё равно так, как я, никто не сыграет!» На выставке в Бахрушинском музее, посвящённой Евстигнееву, можно увидеть его фотопробы. Их много, и все эти роли он сыграл бы так, как мог только он. Потому что он был - личность. Штучный. Отдельный.

Женщины и смерть

Евстигнеев был женат трижды. Первая супруга - Галина Волчек - не раз с добрым юмором описывала своего избранника: нелепую одежду с претензией на моду, длинный ноготь на оттопыренном мизинце, провинциальные выражения вроде «метёный пол» или «белёный (т. е. со сметаной) суп»... Те, кто видел его в поздние годы, отмечали элегантность, аристократизм. Он, рабоче-крестьянской «закваски», «академиев» не закончивший и интеллектуалом не от мира сего не слывший, был прям, мудр не книжным, а крепким по-народному умом. Едва ли не лучшие его роли в кино - двух профессоров-интеллигентов, Плейшнера и Преображенского. Но какие разные это люди, характеры - даже внешне! Говорят, что, ища походку Преображенского в «Собачьем сердце», Евстигнеев опасался не повторить своего же Плейшнера. Но он никогда никого не повторял в ролях, даже самого себя.

Талант, личность, он, естественно, привлекал женское внимание. Был азартен, как его Парамоша в «Беге», обожал, как мальчишка, футбол и машины. Обладал потрясающим чувством юмора. Это его выражение - «режиссёр с яйцами» (если кино стоящее) или без оных (если слабое), причём «с яйцами» могла быть и режиссёр дамского пола. Известна острота Евстигнеева - когда запрещали в «Современнике» спектакль «Большевики», он, член КПСС, серьёзно сказал министру культуры Е. Фурцевой: «А что будет, если «Голос Америки» передаст, что в СССР запретили «Большевиков»?» И спектакль выпустили. Борис Поюровский рассказывает: «Да, он был некрасив внешне. Но вовсе не комплексовал по этому поводу. Он не только женщин - и мужчин умел моментально расположить к себе. Это было обаяние таланта! Стоило ему появиться в компании, остальным мужчинам делать там уже было нечего, все переключались на него, хотя специально он никогда не «тянул одеяло на себя».

Первая супруга сама стала инициатором развода, и Евстигнеев женился повторно на красавице-актрисе «Современника» Лилии Журкиной. Между прочим, переход Евстигнеева из «Современника» во МХАТ вслед за Олегом Ефремовым и по его предложению «современниковцы», отказавшиеся «влиться» во МХАТ, восприняли как предательство. Но Ефремов пообещал ему взять во МХАТ и Лилию Журкину, которой в «Современнике» уже места не было, - против неё проголосовала, как было принято в этом театре, труппа.

В конце концов, Евстигнеев потерял вторую супругу. Расстался со МХАТом. И с Ефремовым. Тот сказал ему, уже больному, когда после второго инфаркта ему стало непросто много играть: «Если тяжело работать - надо уходить на пенсию». После ухода из жизни Журкиной Евстигнеев женился в третий раз, снова на молодой красавице-актрисе: он был на 36 лет старше студентки Школы-студии МХАТ Ирины Цивиной. А из жизни он ушёл в 65, у неё на руках. В Лондоне, куда супруги прилетели в 1992-м ради операции на сердце Евгения Александровича, казалось бы, ничто не предвещало беды.

Пациента подбадривали: всё будет хорошо, через неделю сможешь на сцену выйти! Его ждали спектакли «Игроки-XXI», «Вишнёвый сад», съёмки в «Ермаке». Как принято в английской медицине, Евстигнееву перед операцией врач на листочке нарисовал его сердце с четырьмя закупоренными артериями и объяснил последствия. Это всё - стандартная процедура, для обычных пациентов. Врачи не знали, что он-то был необычный! Его чуткое актёрское воображение, уникальная эмоциональная способность всё пропускать через своё сердце на этот раз сделало роковое дело. Евстигнеев «пропустил» это нарисованное больное сердце через своё, живое. И оно почти тотчас же остановилось.

Марина Мурзина
АиФ, N 40, 2011-10-05





Самые популярные статьи на evg-evstigneev.ru:

Место встречи изменить нельзя (1979)
Биография
Механик Салерно (1976)
Жена за полкроны (1959)
Евгений Евстигнеев. Посторонним вход воспрещен.
Радиоспектакли
Мой серебряный шар
Вишнёвый сад (1992)
Ночные забавы (1991)
Город Зеро (1989)